Бен Бержерон: «Достигая совершенства», глава 4

Бен Бержерон: «Достигая совершенства», глава 4

Упорство и стойкость

Сегодня я собираюсь сделать то, чего другие не хотят, а завтра заживу так, как они не смогут.

Джерри Райс, игрок в американский футбол

Среда, 20 июля 2016 года. Аромас, Калифорния.

Вечером во вторник атлеты были на брифинге в отеле. В прошлом здесь анонсировали несколько первых заданий Games. Вместо этого Дэйв сообщил лишь о том, что всем нужно быть собранными к половине четвертого утра. «Если вы опоздаете, автобус уедет вместе с возможностью участвовать в состязаниях». Затем каждому раздали перечень вещей, которые следует взять с собой — штаны, перчатки, ремни, кепки, очки и т.д. Куда же их повезут? Когда они вернутся обратно?

Я проснулся в 3 часа утра и встретил Мэтта О’Коффи — агента Мэта, Кэт и Коула. Куда бы они не ездили, он ездит вместе с ними и помогает с заключением спонсорских соглашений, договаривается о фотосессиях, арендует машины и номера в гостиницах, составляет расписание. Атлеты относятся к нему, как к отцу.

Мы пошли с Мэттом к Кэтрин, которая пунктуальностью не отличается, а затем к Фрейзу и Коулу. Холл отеля был полон сонных атлетов, судей и работников CrossFit HQ. В половине четвертого Дэйв Кастро объявил о том, что все едут в аэропорт Лос Анджелеса. В помещении стало тихо. Аэопорт? Зачем это? Следующие полчаса атлеты спорили о том, куда их повезут. Одного Мэта это не волновало. Он был расслаблен. Мы нашли Фрейзера в фойе — он ел банан и листал что-то в телефоне. Спокойный как скала. Когда другие спрашивали о том, что он думает, он просто пожимал плечами: «Какая разница. Куда бы мы не поехали, мы будем все вместе». В 4 утра все вышли на улицу и стали ждать автобусов. Джастин Берг — генеральный менеджер Игр — проводил судейский брифинг. Еще он предупредил нас, что мы не поедем вместе с атлетами. Мы даже не сможем связаться с ними, пока они не вернутся. Это будет долгий день.

В 6 часов я получил сообщение от Мэта — он прошел регистрацию на рейс. Пункт назначения — Сан Хосе. Это означало только одно. Ранчо. Что бы там ни было — атлетов ждет тяжелый тест, как физически, так и психологически.

Мы позавтракали с О’Коффи в теперь уже непривычно тихом отеле, а затем отправились на тренировку. Мы зашли в зал и обнаружили там немало других тренеров. Они выглядели как родители, дети которых впервые пошли в школу. У всех на лицах были вопросы: «Как там наши атлеты? Что их ждет? Будут ли повторы заданий 2007 и 2008?» Вместо игры в угадайку мы с Мэттом выполнили 5 раундов из фронтальных приседаний, GHD сит-апов, гребли и махов гирей. Большинство находящихся в зале обновляли сайт Игр каждые 10 минут, чтобы проверить, не объявили ли задания. И вот, момент истины: первые два задания повторят ивенты Игр 2009: бег на 7 км и лестница становых тяг. Третье задание — немного измененный комплекс с тех же Игр 2009 (бег с сэндбэгом вверх по холму).

Не самая удачная трансляция на Facebook стала единственным способом понаблюдать за происходящим. Мы ждали старта первого комплекса, попутно споря, кто станет победителем. Если бы мы ставили деньги, то среди девушек ставки были бы на Саманту Бриггс. Только коэффициент был бы низкий. Среди мужчин — Джош Бриджес, он ведь бывший морской котик. Брент Фиковски, скорее всего, станет вторым.

И атлеты, и тренеры замерли в ожидании стартового сигнала. Вот он. 80 атлетов бегут бок о бок, но спустя пару минут начинается борьба за места в «первом ряду». Большинство мужчин бежит в шортах без маек. Кто-то решил опробовать штаны. Кто-то захватил и перчатки. Через пять минут Мэт начал отрываться, а позади него мужчины выясняли, кто же будет вторым. Фрейзер выиграл задание, опередив ближайшего соперника — Джоша Бриджеса — на минуту с лишним.

Мэт пересек финишную черту и подмигнул камере. Он не выглядел уставшим. Комментарии под трансляцией просто взрывались. Как так? Мэт же тяжелоатлет! Никто не ожидал, что он прибежит первым. Все были удивлены. Но теперь вам стоит запомнить именно такого Мэта.

Люди узнали о Фрейзере после Восточных региональных 2014. Кстати, в 2013 году он тоже выступал, но мало кто об этом знает. И это неудивительно: тогда он не показал ничего особенного, став на отборе пятым. Да, он был хорош в комплексах со штангой, но все еще не был готов идти дальше. Тем не менее, вместо того, чтобы расстроиться и бросить все, он вернулся в зал, думая о том, что он может побить любого. На Играх 2014 он стал вторым. Через год — снова второе место.

Мэта называют вундеркиндом. Люди видят только физические способности. Да, Мэт одарен. Но чемпионом его делает нечто невидимое человеческому глазу. Мужество, стойкость. Но что такое стойкость? Это качество, позволяющее найти в себе силы, чтобы идти дальше, когда дела совсем плохи. Каждый День Мэт ищет слабости в своей подготовке. И когда он находит их, то не работает над ними. Он их попросту выжигает.

В 2013 году на Региональном отборе он показал не слишком хороший результат в бенчмарке «Джеки», состоящем из гребли, трастеров и подтягиваний. Мэт «просел» на гребле: тогда, как остальные атлеты выполняли ее за 1 минуту 40 секунд, ему потребовалось на 10-15 секунд больше. Это стоило ему немалого количества очков. Что он сделал после? Вернулся домой, купил гребной тренажер и ежедневно выполнял интервалы по 4-5 км.

Его не интересует, сколько боли придется испытывать и чем придется пожертвовать. Вот, что я называю стойкостью.

В 2015 году камнем преткновения для Мэта стала 580-фунтовая «Свинья». История повторилась. Он приехал домой, купил такую же «Свинью». Следующие 6 месяцев он приходил в зал в воскресенье ночью, когда никого не было, и выполнял перевороты «Свиньи». 30 переворотов, затем 60, затем 100. Он делал это до тех пор, пока не убедился, что это больше не доставит проблем. Так Мэт подходит ко всему. Будучи в школе по субботам он просиживал по 10 часов в библиотеке и читал книги. Если он не мог чего-то запомнить или понять, то начинал читать заново. Никто не любит гребные интервалы, приседания с максимальным весом и обучение по 10 часов в день. Как говорит Мэт: «Это дерьмо причиняет кучу боли». Нет ничего приятного в том, чтобы ежедневно делать то, в чем ты не слишком хорош. Требуется невероятная стойкость, чтобы пройти через все это. Средний человек не стремится к этому качеству. Он стремится к таланту.

Если мы спросим людей, чего бы они хотели, они ответят: таланта, данного Богом. Да, талант действительно играет значительную роль в победах. Но талант без усердного труда — всего лишь потенциал. Талант в связке со стойкостью и упорством — невероятный по силе союз.

Люди видят талант, но не видят работу. Легко сказать, что «я не был одарен, потому ничего не добился». Но успешные люди работают, постоянно работают над мелочами, чтобы быть там, где они хотят быть.

Дэниел Койл — автор книги «Код таланта», в которой он рассуждает на тему врожденных талантов и соотношения его с успехом. В своем труде Дэн рассматривает под микроскопом людей, которых общество считает феноменально талантливыми. К примеру, Моцарт. Музыкальный гений, известный на весь мир. Но он был рабом своего дела. В 28 лет его руки были деформированы из-за ежедневных многочасовых репетиций и игры на фортепиано. Почему-то, об этом умалчивают.

Да, он выделялся среди сверстников. Да, он родился в семье композиторов. Да, он писал партии для всех известных музыкальных инструментов. Но даже столь одаренные люди едва ли смогли бы добиться тех же высот, что и Моцарт. Вольфганг как-то писал: «Люди ошибочно полагают, что все, чего я достиг, я достиг с легкостью. Никто не проводит столько времени за работой, сколько посвящаю ей я».

Часто люди пытаются принизить достижения других из-за того, что те «родились талантливыми». Они успокаивают себя этим, ведь им никогда не добраться до вершин. Эти люди не хотят слышать о самоотверженности, практике и работе.

Упорство. Именно оно позволило Мэту — тяжелоатлету со слабой выносливостью — прибежать первым на дистанции 7 км, обойдя 39 самых физически подготовленных людей планеты. Именно поэтому он стал первым по итогам стартового дня состязаний.

После 3 ивентов в Аромасе атлеты вернулись в аэропорт, чтобы «словить» поздний рейс до Лос Анджелеса. Это был долгий день. К моменту возвращения в отель, они состязались и находились в дороге в общей сложности 18 часов. А на следующее утро их ждало следующее испытание — заплыв на 500 метров. Для большинства спортсменов это шанс немного перевести дух.

Вечером я получил сообщение от Мэта: «Рейс задерживается, будем не раньше полуночи». Я ответил: «Хорошо». Улыбнулся. Этот парень опасен.

***

Предыдущая глава | Следующая глава

Первосточник:  http://the-endeavour.ru/ben-berzheron-dostigaya-sovershenstva-glava-4/